Новости РСПМ и компаний

18.06.2021 Консолидироваться и идти дальше (интервью с гендиректором НВТЗ М. Зимовцом)


ООО «Производственное объединение «Нижне-Волжский трубный завод» (НВТЗ) было создано в 2020 г. в результате слияния трех предприятий по производству труб малого и среднего диаметра (МСД) в г. Волжском (Волгоградская обл.). Так на российском рынке появился новый крупный игрок, имеющий к тому же партнерские отношения с ведущим поставщиком рулонного проката – группой Северсталь. Об истории создания компании, о результатах, достигнутых к настоящему времени, и о планах на будущее рассказывает генеральный директор предприятия Максим Зимовец.

Максим Владимирович, расскажите немного об истории возникновения трубного объединения в г. Волжском.

История появления большого количества трубных производств в Волгоградской области начинается в 1980-х годах, когда в СССР было принято решение о строительстве электрометаллургического комплекса на базе Волжского трубного завода (ВТЗ) силами иностранных специалистов.

В результате к началу перестройки в городе появился широкий круг специалистов из трубной промышленности, обладающих опытом работы с иностранцами, современным на тот момент подходом к организации производства, к тому же они были знакомы с современной технологией. Многие из них попали под сокращения в начале 1990-х годов. В 1991 г. группа таких специалистов во главе с В. Макаровым и В. Зимовцом организовала предприятие по производству труб МСД — Профиль Акрас.

В течение следующих 20 лет наличие квалифицированных кадров в г. Волжском и положительный опыт организации подобного производства способствовали появлению еще трех предприятий. К началу прошлого десятилетия г. Волжский стал одним из российских лидеров по количеству станов и объемам производства труб, а в 2015 г. в городе осуществляли свою деятельность восемь трубных производств: от промышленного гиганта — Волжского трубного завода (входит в ТМК) до небольших нишевых компаний. Так, ПК ДИА установила пять трубоэлектросварочных станов, ВТПЗ — семь, Ростовский трубопрофильный завод — два. На Профиль Акрасе к 2015 г. работали пять станов.

В это же время по всей стране стали появляться предприятия по производству труб МСД. К 2015—2016 гг. конкуренция сильно обострилась, и к 2017—2018 гг. появились предпосылки для начала процесса консолидации отрасли — уменьшения количества производителей.

Процесс шел в разных формах — банкротства, распродажа имущества, остановки. Предприятия в г. Волжском были на переднем крае конкурентной борьбы, так как находились в абсолютно одинаковых условиях и конкурировали за клиентов, персонал, поставщиков и т.п.

Объединение позволило избежать сокращения персонала и снижения объемов производства. Наоборот, этот процесс привел к повышению качества продукции на всех площадках и к увеличению ассортимента, а также к значительной экономии при общих закупках. Ярким примером служит заказ железнодорожного транспорта для экспорта. Наши предприятия раньше поставляли существенную долю своей продукции за рубеж, но из-за конкуренции не могли прогнозировать объем на следующий месяц. Поэтому при подтверждении экспортных заявок каждый по отдельности получал далеко не оптимальные железнодорожные тарифы. Сегодня мы так же поставляем на экспорт значительные объемы, но отсутствие конкуренции в г. Волжском позволяет прогнозировать объем услуг и получать железнодорожные тарифы намного дешевле. Таких примеров много.

Предыдущее интервью с вами было опубликовано в журнале «Металлоснабжение и сбыт» в мае 2019 г. — буквально в первые недели после объединения ПК ДИА и Профиль Акраса. Тогда вы делились планами, рассказывали о причинах объединения. Прошло два года. За это время к двум предприятиям присоединилось еще одно. Также появился новый партнер — Северсталь. Расскажите о процессе интеграции двух, а потом и трех предприятий в единую компанию. Что сейчас представляет собой НВТЗ? Является ли его структура оптимальной?

Два года для нашей компании прошли очень интенсивно. Я сейчас говорю даже не о пандемии. Изменения, произошедшие за это время, практически создали совершенно новую компанию. Объединение произошло на базе трех участников, но НВТЗ сегодня развивается уже как единый успешный бренд. Став заметно крупнее, чем вошедшие в него компании, наш завод решил целый ряд вопросов по-новому, изменил подходы к потребителям, поставщикам, персоналу. Сегодня это современная компания, которая ставит перед собой амбициозные задачи.

Но начиналось все это несколько скромнее. В 2018 г. акционеры ПК ДИА и Профиль Акраса начали переговоры по слиянию. Изначально не рассматривались варианты поглощения или покупки какого-либо предприятия. В результате достаточно быстро был найден формат совместной работы.

1 апреля 2019 г. объединились две производственные площадки. Основные расходы пришлись на программное обеспечение и доведение компьютерного оснащения обеих площадок до единого уровня. Основной проблемой, которую руководство решало практически в ручном режиме, было, конечно, объединение двух коллективов, еще пару месяцев назад конкурировавших друг с другом. Это внутренние процессы, которые сторонние наблюдатели особо и не видели.

Но уже спустя некоторое время на рынке стали чувствовать последствия создания единой структуры. Объединенная компания теперь имела совсем другой вес для поставщиков металла, что способствовало началу тесного сотрудничества с Северсталью. Она предоставляла новые возможности по объемам, по ассортименту, по качеству для наших потребителей и, конечно, для конкурентов стала выглядеть иначе.

Когда исчезли опасения, что Акрас ДИА не проработает и пары месяцев, началась активная подготовка к поставкам трубы в адрес Северстали. Акрас ДИА доказала свой потенциал и способность поставлять заданные объемы с гарантией качества. Это вело к серьезному изменению на рынке труб Юга России.

Ряд факторов (успех первого объединения, потенциал усиления присутствия Северстали на Юге России, отработанные механизм и схема объединения активов, готовность к компромиссам со стороны всех участников) привели к началу переговоров о слиянии Акрас ДИА и Волжского трубопрофильного завода. Переговоры успешно завершились до конца 2019 г., и с 1 апреля 2020 г. предприятия готовились к объединению. Уже имея опыт подобных мероприятий, коллективы и руководство видели эту задачу как абсолютно решенную.

Неожиданно для всех нас, как и для всей страны, в конце марта объявили карантин, из-за чего наши три площадки были остановлены. Участники приняли непростое, но впоследствии оказавшееся единственно правильным решение продолжить процесс, и 1 апреля 2020 г. объединение началось.

Передача активов, клиентов, персонала, материальных остатков, транспорта, сырья, готовой продукции — все это растянулось на несколько недель, но в основном сотрудники отнеслись к этому с пониманием. Проблемы, связанные со слиянием, остались те же, что и год назад, и для большинства из них у нас уже было решение. Но если при первом объединении собственники хотели сохранить названия брендов — ДИА и Акрас, то при последующем объединении мы все понимали, что создается новая, более крупная компания. Поэтому приняли решение создать новый бренд — Производственное объединение «Нижне-Волжский трубный завод». В августе 2020 г. в Ставрополе была запущена четвертая производственная площадка компании.

Сегодня ПО «НВТЗ» — это 1,5 тыс. специалистов, 17 трубопрокатных станов, девять агрегатов продольной резки, поставки в 16 стран в 2020 г., более 2 тыс. потребителей. В прошлом году мы полностью изменили схему доставки продукции до потребителей — теперь завод сам довозит продукцию до клиентов на Юге России. Процессы слияния на сегодня завершены, но перед нами стоят не менее интересные задачи — увеличение эффективности производства, изменение складской логистики, улучшение условий труда и т.д. Эти задачи требуют новых подходов, новых методов, а где-то и новых людей.

Насколько плодотворным и выгодным является сотрудничество НВТЗ с Северсталью? В чем оно заключается? Выходит ли за пределы давальческой схемы? Какую пользу взаимодействие принесло компании, какие результаты были достигнуты? Являются ли нынешние масштабы сотрудничества достаточными, и есть ли планы по их расширению?

В апреле 2021 г. в состав учредителей ПО «НВТЗ» с 20%-ной долей вошла Северсталь — один из крупнейших в России металлургических комбинатов. Эта сделка обсуждалась несколько месяцев и закончилась подписанием соглашения. Основные задачи, которые решало ПО «НВТЗ», — стабильное обеспечение металлом, сотрудничество в сфере продвижения продукции завода, наличие партнера с передовым опытом в плане организации производства и охраны труда.

Перед Северсталью стояли задачи по обеспечению присутствия своей продукции на Юге России и усилению компетенций по продаже трубы. Комбинат поставлял стальной рулон в г. Волжский долгие годы, но сотрудничество НВТЗ и Северстали началось с момента основания компании — в 2019 г., и сразу вышло за рамки отношений поставщика и потребителя.

Сегодня компании обмениваются опытом относительно организации производства, решают проблемы качества трубной продукции. Действуют программы развития персонала, также мы совместно стремимся к обеспечению наличия трубной продукции в необходимом ассортименте и по рыночным ценам. Примером такого сотрудничества является получение более 200 тыс. т металла с использованием речного транспорта — более экологичного и экономичного. Также было отгружено восемь барж с трубой потребителям Северстали. Эти примеры показывают возможности при масштабном партнерстве.

Как вы оцениваете текущую обстановку на российском рынке труб МСД? Насколько на нем велик уровень конкуренции? Можно ли сказать, что в секторе определились основные игроки, а остальные перешли преимущественно на выпуск труб из холоднокатаных рулонов или работают по давальческой схеме и не играют существенной роли?

Текущую ситуацию на рынке труб МСД я оцениваю как период консолидации — уменьшение количества производителей, их укрупнение. До 2014—2015 гг. шел обратный процесс — расширение, когда увеличивалось количество производителей, на рынок приходили новые игроки.

Процесс расширения был запущен в нулевых годах. Напомню, тот период характеризовался сильным ростом экономики, увеличением инвестиций. Экономический подъем позволял новым игрокам находить своего клиента, поэтому росли практически все производители — они ставили новые станы, увеличивали выпуск. Также хочу отметить, что наша отрасль характеризуется низкими барьерами для входа. Фактически для организации производства труб МСД нужен всего один стан.

В 2014—2015 гг. экономика перестала расти, начался обратный процесс — усиление конкуренции за сокращающееся число клиентов. Потребление труб не увеличивалось. Параллельно в отраслях-потребителях шел процесс консолидации. Усиление конкуренции привело к снижению доходности и, как следствие, к выбыванию отдельных производителей. Мы видели и банкротства, и остановки предприятий, и распродажу оборудования. Теперь есть примеры и слияний.

Это, безусловно, несколько снизило уровень конкуренции. Проявляется это в том, что, например, на нашем предприятии не все станы задействованы постоянно. Также мы видим, что постепенно отходит в прошлое практика сильного демпинга со стороны некоторых производителей — почти все оставшиеся в бизнесе игроки могут адекватно отвечать.

В результате консолидации сформировалось 7—11 ведущих производителей труб МСД. Будет ли она происходить дальше, и это приведет к тому, что останется три—семь игроков, или начнется обратный процесс? Есть ли на рынке место для новых региональных и локальных игроков с объемом выпуска 40—80 тыс. т в год, или крупные компании будут занимать локальные рынки своими подразделениями (как ставропольская площадка НВТЗ)?

Я думаю, это зависит от ситуации в экономике. Если правительство сможет ускорить экономический рост до 3—5% в год в течение нескольких лет подряд, то процесс консолидации завершится, и начнется очередной этап расширения. Если же темпы роста будут колебаться в районе 0—2%, значит, продолжится консолидация.

Из существующих производителей, я считаю, ни у одного (включая ПО «НВТЗ») нет гарантированного места на рынке без постоянного обновления, непрерывного развития и улучшения. Это отчасти ответ на вопрос относительно появления локальных игроков. Сегодня барьер для входа в отрасль повышен — надо начинать сразу с двух-трех станов, обязательно наличие агрегата продольной резки. Но если существующие производители будут предлагать продукцию с низким уровнем сервиса, нестабильную по качеству, если они будут злоупотреблять ценообразованием, то новые игроки обязательно будут появляться.

Насколько серьезной проблемой стало для производителей труб подорожание листового проката? Можно ли как-то смягчить негативное влияние этого фактора? Как, по вашему мнению, он влияет на сегодняшний рынок и на его дальнейшее развитие?

Рост цен на металл стал серьезной проблемой почти для всех отраслей экономики, включая производителей труб. Во-первых, сегодня требуется в несколько раз больше оборотных средств, чем буквально полгода назад. Не все могут оперативно наполнить бизнес деньгами. Во-вторых, наши потребители столкнулись с падением спроса и с необходимостью увеличения оборотных средств, что привело к снижению спроса в физическом выражении. В-третьих, над рынком и всеми производителями висит страх коррекции или снижения цен на металл. Трубники за последние годы работали с маржой в сотни рублей или единицы тысяч рублей на тонну, и перспектива потерять на закупленном металле десятки тысяч делает решение о покупке сырья очень сложным и рискованным.

Для нашего предприятия эти факторы тоже очень значимы, но благодаря составу наших учредителей большинство таких проблем нам удается решать. Сегодня мы обеспечены металлом на 100% и готовы к будущим вызовам.

Сегодняшний рост выглядит беспрецедентным. Стоимость металла растет по всему миру. Большим плюсом в этой ситуации является тот факт, что Россия — крупный производитель металла. И помимо дополнительных доходов бюджета от экспорта, это позволяет российским металлургическим комбинатам поднимать цены внутри России все-таки с отставанием от экспортного паритета. Это дает возможность трубникам готовиться к повышениям.

Также на протяжении последних шести месяцев трубники корректируют цены на свою продукцию в соответствии с ростом стоимости металла. Напомню, что в предыдущие периоды подорожания листового проката (правда, не такого резкого и сильного) поднимать цены на трубы получалось не всегда, и если получалось, то с сильной задержкой.

Я считаю, сейчас рано оценивать долгосрочные последствия такого роста, но если этот уровень сохранится на несколько кварталов, то должен усилиться процесс металлозамещения во всех отраслях — будет снижаться металлоемкость продукции. И к чему это приведет спрогнозировать сегодня сложно.

Какие планы у НВТЗ на 2021 г.? Какие результаты планируете получить? Какие планы на будущее?

НВТЗ завершил процессы слияния, начинается ежедневная работа по снижению издержек, по повышению эффективности производственных процессов, по улучшению качества продукции и клиентского сервиса. Планы на текущий и последующие годы — оставаться лидером по всем этим направлениям. Конкретные объемы производства видим в размере 450—500 тыс. т по всем четырем площадкам. Сегодня идем на выполнение этих объемов.

На ваш взгляд, будет ли вообще российский рынок в 2021 г. расти, или потребление сократится по сравнению с 2020 г.? Каким образом будет изменяться конъюнктура рынка в текущем году?

На мой взгляд, в России потребление труб МСД сократится по сравнению с 2020 и 2019 гг. Это произойдет по причине очень высокой цены на продукцию и из-за отсутствия энергичных мер со стороны правительства по ускорению экономического роста. Прогнозом цен на 2021 г. поделиться не смогу — не делаю такой прогноз.

 

ИИС Металлоснабжение и сбыт

Поделись с коллегами:

Читать все новости
Искать в архиве

 

РСПМ в социальных сетях:

Twitter Instagram Telegram Facebook Youtube

Сегодня: 26 июля 2021г.

вход в систему

Логин: Пароль:
Запомнить меня:

Регистрация | Забыли пароль?